Но мы все равно стремимся к идеалу с той или иной периодичностью и вовлеченностью. Взять, к примеру, проект по СКС – какой он будет в своем лучшем виде? А что значит «лучший вид» – это как по мановению волшебной палочки − «раз и готово», или трудом и потом, но заслуженно качественно? И смотря для кого – для конечного пользователя, интегратора или поставщика?

Как разработчик продукции и официальный дистрибутор международных брендов мы понимаем, что идеальный проект всегда разный, но есть общие подходы в стремлении сделать все в лучшем виде. И мы решили обратиться к нашим менеджерам по развитию продуктов с вопросом – что представляет собой идеальный проект по их мнению.

Как вы видите свою роль, свою работу именно в проектном направлении?

Борис Козырев: Как правило, насколько сильно я задействован в проекте, зависит от его масштаба. Мое участие может варьироваться от контроля бюрократических этапов до полного сопровождения и непосредственного контакта с заказчиками и партнерами, в том числе – разработке конкретного решения. Век живи – век участвуй. Так и нарабатываем опыт, постоянно обновляем свои знания – появляются новые инструменты, меняется форма старых. Ведь даже неудачи – это опыт, который поможет скорректировать проектную работу в правильное русло в дальнейшем.

Константин Хараузов: По сути, менеджер по развитию продукции – это связующее звено между отделами в компании, партнером и иногда конечным заказчиком.

Владимир Коваленко: Главное наше преимущество – это гибкий индивидуальный подход. Когда требуется отхождение от шаблона, решение нетривиальных задач, начиная с финансовой составляющей и заканчивая проработкой нестандартного продукта, – вот тогда мы выходим на сцену и исполняем свою «роль». Это лишь часть наших обязанностей, но самая значимая для партнера и конечного клиента.

Менеджер по развитию – это универсальный специалист по развитию продукта, который знает его от А до Я, применяет гибкий подход и находит баланс в задачах заказчика и возможностях партнера.

С чего советуете начать партнеру? Куда бежать, кому звонить, что говорить?

Владимир Коваленко: Бежать не надо. Лучше сразу обратиться к своему менеджеру и четко обрисовать фронт работ. Мы готовы подключаться еще на начальной стадии жизненного цикла проекта, вплоть до этапа зарождения идеи в голове заказчика. Наша позиция – узнать как можно больше и раньше о планируемом объекте, чтобы иметь больше времени, для грамотной проработки и успешной его реализации. Как правило, ошибки возникают на этапе проектирования, а всплыть они могут только в процессе монтажа. Чем раньше мы подключимся к делу, тем меньше вероятность, что что-то пойдет не так.

Константин Хараузов: Любой проект начинается с выявления потребностей и постановки задачи, потом формируется объект, бюджет и собирается необходимая документация. Чтобы дать старт проекту, лучшее, что может сделать партнер, – это оперативно обратиться к своему менеджеру и зарегистрировать объект на этапе проектирования. Потребуется вся имеющаяся информация: адрес объекта (если таковой уже имеется) либо место его расположения, название, объем будущих работ.

Владимир Денисов: Когда процесс запущен, под его задачи уже происходит поиск решений относительно потребности проекта, подбираются подходящие бренды и согласовываются с заказчиком. Обязательно рекомендую заказчику выезжать на место или отправлять туда проектировщиков, так как мы повсеместно встречаем большие погрешности в проектировании, которые в будущем серьезно сказываются на бюджете и сроках.

Чем раньше обратиться к нам с ТЗ проекта, каким бы минимальным оно ни было, тем больше будет времени проработать его и не только удовлетворить задачу заказчика, но еще и уложиться в сроки, бюджет и остаться довольными друг другом.

А что мы хотим от партнера и что сами готовы предложить? Какие есть инструменты для планирования, поддержки, обеспечения корректности (работоспособности) ТЗ заказчика?

Борис Козырев: Мы всегда на связи и готовы помочь партнеру, проконсультировать проектировщика, подобрать оборудование или аналоги. В ответ от партнера всегда приятно видеть активность, участие и заинтересованность в проекте, а также оперативное обновление информации, в том числе новостей от заказчика.

Владимир Коваленко:

На самом деле, чем большей информацией мы владеем по проекту, тем больше инструментов сразу можем предложить, совместно проработать ключевые моменты, а также внести корректировки на разных этапах жизни проекта. Мы готовы предоставить все свои компетенции и опыт.

Мы имеем ряд возможностей для поддержки каждой из сторон. Прежде всего, это проектирование и подбор продуктов из нашего портфеля, чтобы лучшим образом решить поставленную задачу. Защита интересов заказчика, чтобы в результате тендера не могло быть предложено оборудование низкого качества и класса, взамен запроектированного. После завершения проекта мы предлагаем услугу по тестированию сетей, так что заказчик будет уверен не только в продуктах, но и в качестве их монтажа.

Владимир Денисов: Каждый проект – это всегда индивидуальность во всех смыслах этого слова, и для понимания этой индивидуальности необходимы открытые и доверительные отношения – вот этого мы и ждем от партнера. Нет такой волшебной таблетки на все случаи жизни, которая поможет решить любую трудность, но на основе собственного опыта мы разрабатываем вебинары по продукции, курсы для инсталляторов и конечных клиентов. Мультирегиональная пред- и постпродажная поддержка, консультации по техническим вопросам, логистика… Все это универсальные инструменты, которые уже есть в нашей компании. Но как я уже сказал, какими бы универсальными ни были эти инструменты, мы всегда стараемся индивидуально подходить к каждому партнеру: определенные условия проекта, возможность разработки уникального решения под ТЗ заказчика…

Мы предлагаем весь наш обширный опыт в проектах, а взамен приветствуем готовность к диалогу и доверие.

Каких действий мы ждем от конечного пользователя/заказчика? Как мы работаем с ним?

Борис Козырев: По своему опыту могу сказать, что как раз самыми эффективными становятся проекты, в которых сам заказчик принимает активное участие, имеет четкие и понятные требования, он знаком или открыт для знакомства с каждой стадией реализации проекта. Именно заказчик является ядром проекта, от его непосредственной вовлеченности зависит и скорость, и качество, и результат.

Константин Хараузов: Мы точно знаем, на что способно то или иное решение, с чем оно совместимо и готовы вести полноценный диалог с заказчиком, отвечать на его вопросы, прояснять спорные ситуации. В принципе, если есть идеи и предложения – значит, есть контакт, это показывает заинтересованность в конечном результате. Также мы стараемся максимально близко знакомить с нашими продуктами, обучать партнеров и заказчиков, приглашать на всевозможные мероприятия. Главное – оставаться на связи.

Центральное звено успешного проекта – это активный заказчик. Именно готовность к трехстороннему диалогу гарантирует отличный результат.

На что нужно и важно обратить внимание при работе с проектом любого масштаба? Или есть ли существенная разница при работе с разными объемами?

Константин Хараузов: Каждый проект индивидуален и с точки зрения процесса, и по оборудованию, и по эксплуатации. Точно также и компании, реализующие проекты. У одних компетенции заточены на небольшие объекты, они монтируют быстро и качественно. Другие ориентированы на крупные длительные проекты, где только проектирование занимает несколько месяцев, а реализация так и вовсе пройдет через пару лет. Если заказчик объекта обращается непосредственно к нам, мы готовы предоставить контакты сертифицированных компаний, занимающихся поставкой и инсталляцией нашей продукции, хорошо зарекомендовавших себя на рынке. И уже на основе личной оценки заказчик может выбрать для себя подрядчика.

Владимир Коваленко: Подход к проектам любого масштаба разный всегда. К примеру, проекты Сибирского федерального округа не сравнить с объемами столицы, но мы же от них не отказываемся, каждому уделяем должное внимание. Наша задача, чтобы все – начиная от заказчика и проектировщика до генподрядчика и субподрядчика – были максимально удовлетворены как работой и эксплуатацией нашего оборудования, так сервисами и инструментами, которые мы предлагаем.

Владимир Денисов: На самом, деле нет градации – маленький, средний, большой... Есть понимание сложности проекта. Поставляем 1 шкаф и 1 бухту кабеля или 100 шкафов и 1 000 катушек… Конечно, работа над такими проектами как завод, ГЭС или аэропорт – это совсем другой уровень ответственности. При таком масштабе всегда есть четкое понимание, решения какого бренда будут использоваться, поскольку есть предельно жесткий перечень требований к закладываемым продуктам, вплоть до сроков их поставки.

Нет градации на маленькие и большие проекты, работаем со всеми. Под любой проект найдутся и свои специалисты, и инструменты, и даже непрайсовые позиции.


Есть ли у вас любимый проект? (не тот, что суперприбыльный, а тот, с которым было интересно работать, который запомнился…)

Константин Хараузов: Не хотелось бы выделять конкретный проект, они все по-своему уникальны и интересны. Всегда полезно заниматься чем-то новым. Наши продуктовые линейки постоянно пополняются и всегда интересно, когда партнеры или заказчики доверяют и используют в своих проектах нашу новую продукцию. Как, например, это было в проекте музея «Россия – Моя История» (История Успеха в выпуске Ef-office № 36 за сентябрь 2018).

Борис Козырев: Любимый проект – это будущий проект, т.к. их сложность растет со временем, каждый последующий проект может оказаться в разы интереснее всех предыдущих. Запомнился проект в МПГУ – мультибрендовый проект, в котором аудитория создавалась с нуля. Цель проекта – построение автоматизированной аудитории для записи и трансляции разного рода мероприятий с возможностью выбора нескольких режимов работы. Изначально совместно с заказчиком и партнером полностью прописывали основные сценарии работы, создавали функциональные схемы по каждому сценарию. И в итоговой конфигурации преподавательский состав может нажатием лишь одной кнопки полностью трансформировать аудиторию под необходимый формат мероприятия. В данном проекте был учтен и вопрос унификации – в дальнейшем технические составляющие и решение клонировались на другие аудитории.

Владимир Денисов: Любимых проектов много, можно сказать все. Если брать из последних интересных, то ГБУЗ ГКБ имени С. С. Юдина ДЗМ – одна из самых крупных больниц в Москве. Мы за короткие сроки смогли реализовать поставку шкафов с нестандартными размерами, а также поставить на объект шкафы в сборе.

Владимир Коваленко: Для меня − это Русские электрические двигатели – проект, реализованный в Челябинске в 2017 году (Интервью в выпуске Ef-office № 29 за февраль 2018). Специфика заключалась в том, что в проект закладывали позиции, которых не было в прайсе. Но производство и логистика сработали оперативно, да так, что в итоге, благодаря индивидуальным решениям, еще и защитили нашего партнера в дальнейшем.

Как говорится – на вкус и цвет. Одно можно сказать точно: любимый проект тот, с которым растут ваши компетенции.

Как сложно выбрать свой идеал, так непросто найти и одно чудо-решение для всех проблем. И дело даже не в том, что его не существует. Существует! Только у каждого оно свое. Работаем с тем, что имеем, делаем максимум того, что можем, и даже чуть больше. И только так растем: проект за проектом, приобретая знания и навыки, стремясь к нему, своему «идеальному» проекту. Ведь он всегда впереди.

А как выглядит ваш идеальный проект? Давайте поработаем над ним вместе, а если вы еще не решили, опыт подскажет, с чего начать.



А так же в этом выпуске 
EF10/2019 от 10 сентября 2019 г.

Читайте похожие темы:

  • QSAN в рамках системы видеонаблюдения
  • NIKOMAX и TLK в «Провансе»