Вот примерно с такими философскими вопросами мы и решили встретиться – соблюдая дистанцию в окошках видеозвонка Zoom – с руководителями филиалов Тайле

Итак, гостями «эфира» стали: Алексей Коваленко (Екатеринбург), Мария Московкина (Самара, Волгоград, Краснодар), Илья Калькаев (Красноярск), Татьяна Дмитриева (Уфа, Челябинск), Иван Кузьменко (Санкт-Петербург) и Елена Илюхина (Москва).

Ну что ж, это случилось – мы идем в какую-то другую, новую реальность... Какова была ваша первая реакция на новость, что появился вирус и решение о карантинных мерах?

Татьяна: Сперва было мое внутреннее сопротивление, непринятие вообще того факта, что приходит какая-то неизвестность на неопределенный срок. В первую неделю действительно было затишье, все были в определенном ожидании, однако, когда мы вернулись к работе, я постаралась разделить коллег на две группы: половина состава осталась в офисе, половина – на дистанционной работе.

Работать было сложно, но работать было надо. И благодаря партнерам, которые продолжали свою деятельность (провайдеры, что работали на социальных объектах для обеспечения дистанционной учебы школьников), мы продолжали осуществлять и свою. Ни одна стройка объектов образования или здравоохранения не остановилась – и это тоже нам помогало. Наш настрой на работу не был утерян, и даже та неделя непонятного состояния нас не сломила!

Алексей: Сначала, конечно, были опасения, что сейчас остановятся все продажи, – и первая неделя самоизоляции это подтверждала: все клиенты будто исчезли. Однако наш офис продолжил работать в штатном режиме, и через неделю начались некоторые оживления, вселяющие оптимизм.

Илья: Первая мысль – это надолго! Естественно, сразу появились вопросы: «что дальше делать?», «как быть?», «как проводить встречи с клиентами?». Диалог был затруднен, это факт, но, тем не менее, мы ни на один день работу филиала не остановили. Мы зацепились за пункт постановления о срочных разгрузках, и я даже первые пару дней ездил в полуспортивной одежде, чтобы, если уж остановят, то я еду на срочную разгрузку. :)

Также серьезно встал еще один вопрос: «а что делать с защитными средствами?» – на тот момент вообще не было возможности где-либо их достать. Но, благо, у нас соседи по офису оказались фармацевтами, и нам удалось закупить определенное количество масок, перчаток, септиков, которыми мы даже поделились с сибиряками, с Хабаровском и Ярославлем.

Говорят, общие проблемы сближают. Почувствовали ли вы это в отношении сотрудничества с вашими партнерами: взаимодействие стало крепче или же чувствовалось какое-то отдаление?

Елена: Конечно, снизилось именно количество общения, потому что многие партнеры просто не работали – они не то, что отсутствовали на рабочих местах в офисах, они отсутствовали на рабочих местах даже на самоизоляции.

Что касается качества общения – какого-то кардинального изменения мы не заметили, а вот в плане сплочения с некоторыми партнерами – действительно разговоры стали более теплыми.

Мы в Москве в какой-то степени для партнеров выступали как эксперты: когда они узнавали, что мы продолжаем деятельность, тут же спрашивали: «Как вам это удалось? Что вы для этого сделали?». И я действительно давала советы что сделать, куда сходить, какое письмо написать и как в итоге наладить деятельность.

Иван: Да, изменения определенно произошли... Во-первых, многие в Санкт-Петербурге ушли на самоизоляцию еще раньше, чем ее официально объявили, и сильно раньше, чем мы сами. Например, у нас многие компании еще в середине марта провозгласили, что теперь они работают из дома,и фраза: «Коллеги, давайте после карантина» стала для нас привычной уже тогда. Во-вторых, в каждом разговоре в этот период, появился такой small talk с вопросами: работаем ли мы в этот период, в каком режиме, как это осуществилось и так далее.

Могу поделиться наблюдением за этот период: идешь по улице и видишь – вроде стройка движется, за забором активно шевелится техника, рабочие снуют туда-сюда, а звонишь в офис этой компании – молчание, и трубки там не берут. Складывается ощущение, что стройки останавливать было нельзя, а все переговоры и официальные взаимодействия – можно!

Это нанесло свой отпечаток на возможности в общении в первую очередь. И здесь я бы основной проблемой назвал не изменение характера общения, а что в принципе общения стало меньше.

Мария: У нас тоже очень многое изменилось, но не с середины марта, а c момента официального объявления самоизоляции. В первую неделю на юге всех жестко посадили «по домам», откуда все боялись высунуть нос, и осуществлялись отгрузки только тех товаров, которые были срочно необходимы.

К вопросу об изменении в общении: пожалуй, ключевые партнеры оказались и самыми активными. Общение было круглосуточное: мне могли позвонить в воскресенье в восемь часов по WhatsApp, чтобы узнать, какие продукты они могут добавить в портфель, на чем можно заработать, что предлагать конечному заказчику. С одним из партнеров к 14 апреля мы выстроили полноценный план мероприятий вплоть до 12 мая – все это время мы вещали два раза в неделю с нашими коллегами из департамента продукции и маркетинга.

Дома в этот нерабоче-рабочий период собралась вся семья с многообразием ее вопросов, желаний и действий. Были ли у вас установлены какие-то новые семейные правила, например, с 8:00 до 18:00 компьютером пользуюсь я?

Илья: Я считаю, что мне в этом плане повезло! Буквально за неделю-две до всей самоизоляции, я, наконец, доделал ремонт в спальне – расширил за счет балкона на пять с половиной квадратов – и как раз там организовал свое рабочее место. Именно в нем мне и удалось нормально и полноценно работать.

Конечно, дети периодически забегали, какие-то вопросы задавали, часто им удавалось это делать в момент, когда я по телефону разговариваю... Но спустя буквально неделю, научились видеть это и понимать. Здесь проблем нет, но есть в другом – коллег дома нет…

Татьяна: Я скажу, что это сложно. Сложно пытаться совместить работу с неформальной семейной обстановкой, особенно, когда ты – мама. Когда у тебя двое маленьких детей, и ты не можешь отказать им в помощи, вопросе или игре. Поэтому для меня это было достаточно утомительно, и, наверное, к стыду своему, я быстрее перешла к плану «Б» – переехала на работу. :)

Мария: Пожалуй, я самая опытная из вас всех, потому что я это делаю уже 3 года. :) Конечно, ситуация усугубилась, когда закрыли садики, мы с сыном оказались дома, и тут как раз появилась та самая проблема – а как же поиграть со мной?! И хотя мой ребенок очень самостоятелен, все же пришлось прибегнуть к тяжелой артиллерии: организовала ему отдельное рабочее место, отдельный телефон с WhatsApp, и наша бабушка вышла в интернет! По WhatsApp она играла с внуком в различные игры (и даже в прятки), читала с ним, рассказывала ему сказки, пела песни – занималась по полной программе! Поэтому в организации работы проблем не возникло. Да, ребенок приходит, да, он участвует в планерках. Самое интересное для него мероприятие было – презентация Андрея Платонова нового программного компонента NIKOMAX AIM – прослушал ее от начала до конца, очень уж понравилась. Думаю, пойдет в ИТ-сферу в любом случае.

Домашний офис Оксаны Померанцевой, менеджера HR Тайле

Какие вы видите в этом нашем новом жизненном периоде плюсы и минусы?

Елена: Можно вывести много плюсов, один из которых – как работать и действовать в нестандартной ситуации? С чем я столкнулась за время удаленной работы – это с тем, что сами партнеры терялись порой во времени. И однажды в час ночи мне поступил звонок от клиента с просьбой произвести отгрузку и согласовать отсрочку…:)

Мое состояние было непередаваемо: куда идти, кому из наших я могу позвонить в это время? И мы все-таки справились! И поэтому я предложила поделиться бесценным опытом с коллегами и партнерами.

Илья: Начну с одной фразы, что я недавно услышал: «То, что происходит сейчас, это не какая-то возможность сделать что-либо лучше, а в чистом виде экзамен». Все что мы могли делать лучше – нужно было делать раньше, а сейчас – полноценная проверка на прочность. И я склонен мыслить в этом направлении – сейчас новые реалии, на которые нужно всем перестроиться и жить дальше. Плюсы, конечно, будут, но минусов, на мой взгляд, пока больше. Все то, что мотивировало и приносило удовольствие, осталось на втором плане или оказалось вообще недоступно, и в сухом остатке мы имеем фактически сконцентрированную работу и пребывание дома. А все плюсы, которые мы вынесем из данной ситуации будут направлены на экономию времени и повышение эффективности работы, т.к. мы поймем, что не так важно, где находится наше рабочее место, поскольку рабочее место – это мы сами.

Татьяна: Если ты не можешь изменить обстоятельства – поменяй свое отношение к ним! И если в мирный период нам казалось, что новое положение предвещает много минусов, и было явное его непринятие, то по факту оказалось, что все куда проще (а некоторые вещи и вовсе стали не такими важными). Меня перестраивают попытки найти какие-то решения привычным вопросам (встречи с подругами, возможность отдыха с семьей)... Не стану лишний раз подчеркивать минусы, скажу лишь то, что эта ситуация временная и подлежит восстановлению – для меня это основной настрой сегодняшнего дня.

Новые каналы, инструменты, методы взаимодействия... Какие вы открыли для себя в этот период? Какие появились ли новые привычки в этот период?

Мария: Главное, что пришлось сделать мне – это очень четко настроить план дня. Это важно, потому как ребенок, весь день находящийся со мной дома, точно знает, что с 6 до 9 вечера мама не работает и может уделить ему время. Плюс в работу внедрились планерки: и с 16 до 18 по трем городам (Самара-Волгоград-Краснодар), где мы 30-40 минут общаемся и обсуждаем насущные вопросы и задачи.

Алексей: Пожалуй, новых привычек не появилось, единственное, что мы стали делать, это безукоризненно следовать правилу: «пришел на работу – идешь моешь руки». :)

Татьяна: За 1,5 месяца появилась привычка проверять по утрам новостную ленту и статистику, которая была сигналом для меня − к чему мы идем: к ужесточению, смягчению или выравниванию ситуации? Кроме того – я начала выходить на сайты правительства, читать и изучать указы, т.к. в первое время молниеносно менялись решения по поводу запретов и разрешений на работу определенных компаний.

Что вам больше всего не хватает из старой реальности в новой реальности? Назовите одну вещь.

Мария: Свежего воздуха.

Алексей: Свободы.

Татьяна: Возможности общаться с близкими родственниками, которые находятся далеко.

Илья: Живых реальных встреч и общения с коллегами.

Елена: Свободного перемещения и привычного начала рабочего дня в коллективе.

Иван: Здравого смысла!

Какую задачу, которая вам казалось невыполнимой в новой реальности, вам все-таки удалось решить?

Иван: В начале календарного года мы тщательно планировали командировки, и я делал на это большую ставку в плане развития регионов. Именно эта часть работы сильно пострадала, однако нет худа без добра, и очень приятно, что удалось не только наладить удаленное общение с партнерами из регионов, но и подключать к ним менеджеров по развитию.

Мария: Наверное, это сложности, касаемые документооборота, т.к. некоторые из них я подписывала, колеся между филиалами, а сейчас приходится обходиться скан-копиями. В это плане больше ответственности перекладывается на сотрудников филиалов.

И напоследок: сталкивались ли вы с категорично-депрессивными настроениями − в коллективе либо вокруг вас?

Елена: Были некие тяжелые ситуации по переключению на работу из дома и с детьми, но как только началась эта история про «нерабочие – рабочие», ни у кого не промелькнуло настроения типа: «Ура! Можно посидеть дома и ничего не делать». Наоборот, мне стали писать и звонить с вопросом: «А можно выйти в офис?». И действительно шутка, которая ходит по всей стране, – раньше тайком уходили с работы, а теперь тайком ходим на работу – стала правдой жизни. И да – юмор здорово спасает!

Татьяна: Мне хочется верить, что я нахожусь в коллективе с людьми, которые являются единомышленниками. Потому никаких панических настроений у нас совершенно не было, все адекватно отреагировали на принимаемые меры и на мою фразу «волка ноги кормят». Потому аккуратно, между елочек, соблюдая дистанцию – работаем!

А еще, что касается компании в целом, нас во многом выручило, что никаких радикальных мер по отношению работы клиентами мы не предпринимали, сохранили прежнюю гибкость и в некоторых моментах даже утвердили сотрудничество и доверие. 

Коллеги, спасибо! Мы рады, что у каждого есть свой взгляд на происходящее – совпадают они или имеют разную специфику – в любом случае приятно, что за этим чувствуются разум и сила. И это дает надежду, что нам удастся этот период преодолеть и выйти более сильными, чем мы в него вошли.

Многие склоняются к размышлению, что мир прежним уже не станет, и эта пандемия разделила жизнь на «до» и «после». Все больше понимания, что мы идем к новой нормальности с новыми навыками и стилем общения. В любом случае человечество должно быть готово к таким вызовам (вспоминая SARS, H1N1 и MEPS, к которым присоединился и Covid-19), и сегодня мы наблюдаем, как это может быть у нас (или могло бы быть – в мире). Наблюдаем, формируя иное отношение к знакомым вещам и новые привычки. К слову, один полезный навык мы точно уже приобрели. Мыть руки! :)